Дагестан ставит на Интернет в борьбе с кризисом

Как поднять имидж республике, находящейся на 74-м месте из 85 регионов в рейтинге национального туризма, — это не тривиальный вопрос, так как ее репутация — небезупречна.

Молитвы в мечети на улице Котрова в Махачкале (республика Дагестан) 13 ноября 2015

Эта республика в России, одна из самых бедных, но и самых молодых [по среднему возрасту населения]. Это очаг терроризма в стране, который тянет руки в Москву, Дагестан поставляет в ИГ наибольшую часть русскоязычного контингента. Элита (руководство республики) считает, что социально-политической стабильности можно достичь за счет экономического развития.

Репортаж о главном местном форуме, посвященном Интернету, с окраины Махачкалы, столицы республики.

Три шатра раскинулись на берегу у самой кромки Каспийского моря — это проходит второй форум РИФ.Кавказ в одном из санаториев Дагестана, республики на юге Российской Федерации. В последние теплые деньки уходящего августа участники обсуждали развитие Интернета на Кавказе, а также как он поможет оживить местную экономику.

«Надо найти работу для молодежи, — подчеркивает премьер-министр Дагестана Абдусамад Гамидов. — «Потенциал нашей республики основан на демографии: более половины населения моложе 30 лет».

Только каждый пятый из 3 миллионов человек, живет на доход от их работы, по данным института статистики Росстата (нам удалось найти на сайте Росстата только информацию о 15%-ном уровне безработицы в республике — прим. перев.). Власти возлагают надежды на ИТ-сектор, который поможет создать вакансии для жителей, что в конечном итоге даст «общественно-политическую стабильность в регионе».

Являющемуся очагом терроризма в России, Дагестану, действительно стоит бороться с ростом радикального ислама, одной из причин которого является отсутствие перспектив для молодежи. В июне 2015 года, руководители крупной группы «Эмират Кавказа», близкой к «Аль-Каиде», присягнули на верность организации «Исламское Государство». Около тысячи бойцов из Дагестана пополнили ее ряды в Сирии. Несмотря на уход этих джихадистов, теракты, продолжают происходить в регионе почти каждый месяц. Например, в декабре, по утверждению ИГ (организации, запрещенной на территории России — прим. перев.), в перестрелке погиб один человек и еще одиннадцать получили ранения у подножия крепости, туристической достопримечательности Дербента, города республики Дагестан, включенного в список объектов всемирного наследия Юнеско.

Привлечь туристов

Организаторы форума планируют развивать туризм, привлекая посетителей через веб-сайты на 240 км песчаных пляжей, в неисследованные места и дикие горы. Участвующий в форуме, министр связи РФ Николай Никифоров напомнил, что «Интернет стал инструментом номер один для привлечения туристов». Более половины населения России сегодня использует регулярно, сайты для сравнения цен и обмена информацией [о туристических объектах]. Основное событие «РИФ.Кавказ» — запуск [туристического раздела] портала «Спутник», должно облегчить поиск маршрутов и мест проживания. На данный момент внесена информация о 15 маршрутах, цель — создать 200.

Продвижение имиджа Дагестана, находящегося на 74-м месте в национальном рейтинге по туристической привлекательности, — это непростая задача. Сложно будет исправить репутацию, запятнанную терроризмом, преступностью и коррупцией: из 430 000 туристов, посетивших республику в 2015 году, основная часть приходится на соседей по кавказскому региону. В отличие от Черного моря, на берегах которого расположены развитые курорты, советские власти не оставили развитой туристической инфраструктуры на Каспии. Экономика Дагестана была интегрирована в военно-промышленный комплекс с «закрытыми городами», доступ в которые был ограничен. Попытки заявить о независимости после распада СССР, а затем две войны в соседней Чечне, претендовавшей на территории Дагестана, а также точечные конфликты, затормозили развитие республики.

Дотационный регион

«Деньги любят тишину... поэтому на внутренние инвестиции приходится не более 2-3% от бюджета Республики, и мы не получаем практически никаких инвестиций из-за рубежа», — подчеркивает экономист Магомед Абакаров, член Клуба стратегических инициатив Каспий, главного организатора форума со стороны властей. Дагестан — один из наиболее субсидируемых регионов России. Объем федеральной помощи составляет около 70% местного бюджета. Щедрость Кремля с благодарностью воспринимается кавказцами, которые массово голосуют за Владимира Путина. Остальные поступления в бюджет республика получает, главным образом, от торговли и сельского хозяйства. Например, большинство населения республики проживает в сельской местности, хотя в среднем по России этот показатель составляет 25%.

Университеты рассчитаны на образование в традиционных областях и готовят недостаточное количество специалистов по информационным технологиям, по данным экономиста [Абакарова]. Только треть из 155 вузов Северо-Кавказского федерального округа, готовят IT-специалистов. Основатель одного из немногих частных центров непрерывного образования Дагестана Магомед Абакаров подписал на форуме соглашение с ROCIT, российской общественной организацией Интернет-технологий. Оно подразумевает реализацию совместной программы по стажировке в ведущих ИТ-компаниях страны. Он планирует обучать 40–50 человек, за семестр.

Надо еще найти первых стажеров. " Большинство [студентов-дагестанцев] не рассматривают ИТ: для них это что-то виртуальное«, — считает Сергей Гребенников, директор ROCIT. — «Однако Россия имеет экосистему для развития Интернета. У нее есть собственная социальная сеть — „Вконтакте“, свой Amazon — Ozon и т.д. Те, кто выбирают сегодня обучение ИТ, найдут работу, потому что отрасли не хватает рабочей силы». Он продолжает: «Почти треть безработных имеет среднюю или высокую профессиональную квалификацию и могут работать операторами в колл-центрах служб поддержки компаний, например».

Потребности огромны : 1/7 часть экономики страны связана с Интернетом, по данным Сергея Плуготаренко, директора РАЭК — ассоциации, объединяющей ведущих игроков Рунета. Он оценивает интернет-рынок в 1,5 трлн рублей или около 20,7 млрд. евро. «Это единственная отрасль, которая не пострадала от кризиса», — говорит он. — «Сегодня, большинство граждан страны, 80 миллионов человек, имеет доступ в Интернету. К 2020 году эта цифра увеличится до 90 миллионов».

Цифровой разрыв

Разница в прогрессе [с остальными регионами] еще очень заметна в Дагестане. «Сигнал, например, на берегу Каспийского моря, очень слабый», — констатирует эксперт, размахивая своим смартфоном. Вопрос «цифрового разрыва» является одним из самых важных для местных властей. Даже федеральный министр по телекоммуникациям порадовался подключению «более 2 500 деревень» к волоконно-оптическим сетям. Дагестан имеет самый низкий уровень использования социальных сетей в стране — 51% по данным аналитического центра TNS Россия. Только 2% жителей Северного Кавказа используют сервисы онлайн-банкинга, по данным ROCIT и института опроса ВЦИОМ. Правительство должно поддерживать развитие Интернета, создавая образовательные порталы и культурно-информационные порталы для установления «идеологической стабильности у молодежи», — считает Абдусамад Гамидов. Это единственный способ, по словам премьер-министра Дагестана, чтобы планомерно бороться с терроризмом, ксенофобией и другими негативными явлениями в Интернете.

Оригинальная статья находится здесь.

подписаться на новости